• В детстве я гостил у бабушки и развлекался игрой в войнушку на пожарной станции. Ворота на станции всегда держали открытыми и можно было видеть, как мужики возятся вокруг пожарных машин, из которых доносилась музыка. Увлеченный игрой и убегая от воображаемого неприятеля, я спрятался в этом гараже, сразу за воротами станции. Присев на корточки, я заправляю патроны в свое ружье и только собираюсь занять выжидательную позицию, как за спиной у меня начинает лаять собака. Она заходится лаем, потом набрасывается на меня, роняет на пол, хватает за голень и начинает таскать из стороны в сторону. Я отбиваюсь из всех сил, но овчарка сильнее, она не отпускает и тащит вглубь гаража. От ужаса я начинаю кричать. Но ее это еще больше раздражает и она усиливает свои укусы и выглядит как бешеная.

    Вдруг собака получает удар в живот от мужчины в сапогах. Она отпускает меня, скулит, но явно собирается продолжить свои нападки. Мужчина берет в руки камень, пугая ее. Потом в гараж забегают пожарники и собака окончательно оставляет меня и забивается в угол. Мужчина берет меня на руки и несет в сторону дома, приговаривая «Сейчас мы все поправим, она тебя вылечит...». В доме всего четыре подъезда, в последнем из них живет моя бабушка, а в первом — ее сестра. Я понимаю, что мужчина скорей всего меня узнал, наверное видел у бабушкиной сестры, и я немного успокаиваюсь от того, что меня несут домой. Мы поднимаемся на наш этаж и я вижу знакомую дверь своей квартиры. Но мужчина идет дальше, в соседнюю. Я не переживаю, так как знаю, что там живут хорошие люди.

    Мужчина заносит меня в маленькую комнату и спрашивает «куда его положить» у старушки, которая там находится. Старушка показывает на свою кровать. На ее вопрос «что случилось», мужчина рассказывает как в меня вцепилась дворовая собака, которая сорвалась с цепи. «Ну тогда ничего страшного», говорит женщина и начинает протирать раны ватой, смоченной в каком-то растворе. «Испугался?» спрашивает меня старушка. Я смотрю на раны иотвечаю: «Да». Тогда она говорит: «Сейчас я сделаю так, что тебя никогда больше не укусит ни одна собака». Она начинает молится, комната наполняется дымом. Я чувствую безмятежность. Она заканчивает свой ритуал и спрашивает где я живу. Я отвечаю, что в соседней квартире с тетей. «А,а так ты живешь в соседней квартире?» говорит она. Я киваю. И вот я уже дома, лежу на диване. Тетя разговаривает с мужчиной в коридоре, взволнованным голосом интересуется, надо ли делать уколы от бешенства. Тот, как будто зная что-то, чего не знают остальные, говорит «Все будет хорошо...».

Спасибо.